25
сентября
СоотечественникиМиграцияРусский мирПрава человекаИнтеграцияЭкономикаБезопасностьКультураСпортИстория
БиблиотекаРазноеРоссияПолитикаТехнологииЗдоровьеПутешествияИскусство

Миграция - "Это не борьба с нелегальной миграцией"

В России много рассуждают о том, как навести порядок в сфере трудовой миграции. А пока споры о судьбе приезжих не утихают, ИА Росбалт решил выяснить, каким образом с наплывом гастарбайтеров справляются другие страны. О зарубежном опыте решения этой проблемы агентству рассказал президент фонда "Миграция XXI век", бывший заместитель директора Федеральной миграционной службы РФ Вячеслав Поставнин.

- Вячеслав Александрович, чем, как вам кажется, принципиально отличается миграционное законодательство России и Запада?

- Кардинальных различий, на мой взгляд, нет. Во многом наше законодательство в миграционной сфере копирует модели стран Западной Европы, США, Канады и Австралии. Недавно мы, например, переняли опыт Швеции (сегодня эта страна значится под номером один в Индексе интеграционной политики) в области привлечения высококвалифицированных специалистов. Там иностранец может прийти в посольство, назвать себя высококвалифицированным специалистом, предложить свои услуги, найти работодателя и получать большие деньги. Нашим законодателям эта идея показалась заманчивой: в итоге — очередные демократические перемены.

Они мне напоминают Конституцию 1936 года, самую лучшую в мире. Дух закона у нас, как и тогда, отличный, а практика его исполнения, увы, отвратительная. У нас мигрантов останавливают на улице и грозятся депортацией. Только никто, как правило, никого не высылает: с приезжего берут мзду, кладут себе в карман и отпускают. Это не борьба с нелегальной миграцией, а театр абсурда, в котором правоохранительные органы играют роль пастухов, регулярно прохаживающихся по пастбищу иностранной рабочей силы.

- А как в других странах регулируют приток нелегалов? Есть истории успеха?

- В США, например, центр тяжести борьбы с теневой миграцией перенесли за границу. Потому так мучительно долго проходят предварительные беседы в американском посольстве. В консульских подразделениях обязательно сидят миграционные офицеры, полицейские или, как, например, в Италии, карабинеры. Они проверяют людей, когда те только подают документы на визу. Человека, который уже въехал в страну, ловить бессмысленно. На Западе давно поняли, что единственное, чему способствуют эти погони, так это росту коррупции среди местечковых чиновников.

Квота в США составляет порядка 140 тысяч человек, но каждый год границу пересекают около полутора миллионов мигрантов. Кто-то приезжает по программе воссоединения семей, кто-то — по временным квотам на сезонные работы (летом мексиканцы собирают овощи), остальные остаются в стране незаконно. Но даже нелегалы в Америке платят налоги. А если ты добропорядочный человек, приносишь стране пользу и не тревожишь полицейских, никто тебя на родину не погонит. Раз в 15-20 лет власти объявляют амнистию для всех тех "нелегалов", которые прошли проверку временем. И это уже прямая дорожка к гражданству.

В европейских странах есть государственные информационные центры, где каждый мигрант (даже тот, чей правовой статус не урегулирован) может безбоязненно получить юридическую консультацию. Допустим, приезжает человек в Испанию, остается там дольше положенного, а потом приходит в муниципальную службу и сознается во всех своих грехах. Нет, ему не начнут угрожать выдворением, не поволокут в спецприемник, у него тактично поинтересуются, где он все это время жил. И если иностранец предоставит чиновникам договор аренды, информацию о нем занесут в базу данных и отпустят.

Правда, едва ли он сможет устроиться на работу официально: работодатели там не рискуют нанимать нелегалов из боязни схлопотать наказание. Впрочем, никого не интересует, на какие средства мигрант будет существовать: главное — не нарушать законы и ночевать не под открытым небом. Через три года у такого нелегала появляется возможность вступить в испанское подданство. Но и до официального признания он не чувствует себя обделенным: он даже водительские права может получить.

- И в суд может обратиться, если, скажем, работодатель не заплатит ему обещанную зарплату?

- Конечно. Идея-то какая? Любой человек, независимо от того, мигрант он или нет, должен, прежде всего, иметь права человека. Он должен иметь право обратиться в суд и ожидать не депортации и выяснения причин, по которым он стал нелегалом, а решения своей проблемы. Мигрант может прийти в суд с повинной: так, мол, и так, хотел жить честно, хотел платить налоги, но работодатель меня обманул. Работодателя выводят на чистую воду, отсуживают у него означенную в заявлении сумму, вычитают из нее налог и легализуют истца.

Развитые страны уже осознали: без миграции они никуда не денутся. Экономическое развитие, во-первых, привело к снижению рождаемости, а во-вторых, к тому, что по достижении определенного уровня развития коренное население начинает предпочитать тяжелому труду дворников и строителей творческие специальности. Человек из простой рабочей семьи все сделает, чтобы его чадо получило высшее образование. Это, безусловно, хороший показатель, но в стране все-таки должны быть не только адвокаты, но и сантехники.

В СССР "грязную" работу выполняли "лимитчики" из деревень и провинциальных городов, но мы до дна исчерпали этот ресурс. И вот история предоставляет нам еще один шанс — в виде трудовой миграции. Да, те суммы, которые приезжие зарабатывают для своих семей, уже в несколько раз превышают размеры официальной помощи, оказываемой мировым сообществом развивающимся странам. По данным специалистов Всемирного банка, общий объем трансферов мигрантов на родину в год составляет 338 млрд долларов США. Но в то же время они довольно эффективно влияют и на экономику принимающих стран. Вы знаете, что приезжие создают своим трудом 10% ВВП России? А могли бы создавать еще больше. Но для этого нелегалов нужно не выгонять, а легализовывать.

- Одна из наиболее острых проблем, которую озвучивают, говоря о несовершенстве российской миграционной политики, — высокая заболеваемость среди приезжих. Каким образом западные страны следят за здоровьем своих мигрантов?

- На лечение по бесплатной медицинской страховке могут рассчитывать только испанские иммигранты. Остальные страны приема, как и мы, требуют медицинский сертификат. Но не по прибытии, а при оформлении визы. Хотите пересечь границу – предоставьте справку. Очень серьезно к этой процедуре подходят в Австралии. Там въезжающих разбивают на четыре категории – по степени риска. И если европейцам и американцам достаточно принести простую бумажку из нескольких пунктов, то русского попросят провериться на массу инфекций, включая туберкулез. Причем нельзя просто показать справку с печатью: ее обязательно должен подписать врач, чье имя занесено в специальный перечень. Миграционная служба Австралии сотрудничает лишь с определенными российскими клиниками и, в случае необходимости, в любую минуту может проверить имя подозрительного мигранта по общей электронной базе.

- В России таких баз нет?

- В свое время я предлагал наладить обмен информацией между ФМС и Минздравом, чтобы была возможность удостовериться, действительно ли тот или иной человек прошел медосмотр. Но у нас все ограничилось телефонной связью. Причем весьма избирательной: в "свою" посредническую фирму инспектор не позвонит.

Проблема в том, что мы никак не можем понять: в наших же интересах помочь иностранцу влиться в общество с наименьшими затратами. Овировская система контроля миграционных потоков, отлаженная в годы советской власти, не работает в безвизовом режиме. Раньше, когда границы были на замке, достаточно было разрешения на въезд и регистрации. Иностранцев было немного, и каждого могли отследить спецслужбы. В современных условиях этот механизм себя не оправдал, но вместо того, чтобы предложить кардинально новый, мы пытаемся подлатать уже существующий.

Мы продемонстрировали всему миру замечательные законодательные новации, но как только дошли до их практической реализации, тут же начинали спотыкаться. Сейчас ведь как: приезжает мигрант в страну, договаривается с милицией, с ФМС, с местной администрацией и что хочет, то и делает. Какая же это интеграция? Это, наоборот, толчок к усилению противоречий и антипатии. А значит действовать нужно иначе. Решить проблему интеграции в одиночку государство не сможет. Это задача общества в целом: в конечном итоге, нам жить с мигрантами.

- Это гипотеза или в каких-то странах общество уже включилось в борьбу за судьбы мигрантов?

- Почему же гипотеза? Скажем, для Швейцарии это реальность. Власти страны, в экономике которой доля иностранной рабочей силы составляет 30 процентов, не пытаются разыскивать мигрантов по подвалам. Там считают, что отслеживать въезжающих нужно непосредственно на въезде, а в черте государства должна работать система. Нарушил человек порядок — будет иметь дело с полицией, попался на торговле наркотиками – с отделом по наркоконтролю. В повседневной жизни его поведение корректирует местное население: чтобы получить гражданство Швейцарии, мигранту по закону необходимо заручиться поддержкой своих соседей. Иностранец понимает, что если он вдруг кого-то обидит, то никогда не добьется желаемого. Это наглядный механизм вовлечения гражданского общества в миграционный процесс.

- А какой механизм интеграции мог бы прижиться на российской почве? И на чьи плечи, на ваш взгляд, должна лечь ответственность за его исполнение?

- Мое глубокое убеждение, что вопросами межэтнических отношений должны ведать муниципальные образования: они лучше знают ситуацию на местах. Они знают, что рынок у нас зачастую делится на национальные ниши, что, скажем, такую-то торговую точку контролируют азербайджанцы, а ремонтом автомобилей в таком-то районе занимаются армяне. Именно поэтому нужно принципиально менять всю систему.

Не надо замалчивать проблему межэтнических отношений. Мы ведь действительно боимся инородной культуры, которую они несут и которой нам однажды, возможно, придется подчиниться. Вопрос в сосуществовании культур. Миграционная политика, на мой взгляд, должна строиться на основе государственно-частного партнерства, при котором федеральные власти определяют основное направление развития в тесном сотрудничестве с региональными, трудоустраивает мигрантов частное агентство занятости (не по квотам, которые сегодня берутся с потолка, а по запросам работодателей), а местные органы власти приводят в равновесие межэтнические отношения.

Пусть, например, они, а не ФМС, будут выдавать мигрантам разрешения на работу, но пусть при этом строго отчитываются и перед вышестоящими чиновниками, и перед собственными избирателями. Миграционная политика должна отвечать потребностям нашей страны, а не калькировать успешные, но не эффективные в российских реалиях модели других государств.

Беседовала Дарья Миронова, ИА Росбалт


Комментарии:

Вам необходимо зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии

Представить себе российские  рынки без мигрантов, практически не возможно. Как-то и не вырисовывается портрет самарских рынков с чисто славянским лицом и российским гражданством. По российскому закону, на рынках РФ могут торговать только счастливы

Информационно-аналитический портал для соотечественников в России и за рубежом Позитивные новости и статьи федеральных, региональных государственных и общественных организаций и клубов, статистика экономического роста и достижений регионов России, воспоминания ветеранов, стихи и песни о Родине, о своем крае, и многое другое Проект ВодолейЛингва


Регистрация

 

 
 

АРХИВ ГАЗЕТЫ 

Уровень Байкала упал до критической отметки


 ПОДПИСКА

ПОДПИСКА

Представить себе российские  рынки без мигрантов, практически не возможно. Как-то и не вырисовывается портрет самарских рынков с чисто славянским лицом и российским гражданством. По российскому закону, на рынках РФ могут торговать только счастливы

Учредитель и издатель АНО Издательский Дом "Реалист" Email: belihor@yandex.ru
Газета зарегистрирована в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-43313 от 23 декабря 2010 г.
© При цитировании и перепечатке материалов прямая гиперссылка на "Союзную газету" обязательна.
Позиция редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов.
Редакция не располагает возможностью рецензировать и возвращать не заказанные ею материалы.

Главный редактор: вакансия